Главная strelka УкраинаstrelkaКрымstrelkaЯлтинский городской советstrelkaЛивадияstrelkaДостопримечательности ЛивадииstrelkaЛивадийский дворец
Наши путешествия
Здравницы

Ливадийский дворец

Еще в античные времена живописный склон Магоби, омываемый водами Черного моря, стал домом для греков-переселенцев с Эгейских островов. Некогда вместо густых лесов здесь простирались большие поляны, которые объясняют происхождение названия «Ливадия». Ливадийский дворец

Ливадия (от греч. «ливадион» – «лужайка») – это одно из немногих мест в бывшем СССР, которое хранит свидетельства эпохи меди, Средневековья, византийского влияния. На территории Ливадии сохранились остатки античного поселения и византийского монастыря Святого Иоанна.

После присоединения Крыма к России в результате Русско-турецкой войны 1768-1774 годов коренные жители Ливадии по распоряжению правительства переселились в Азовскую губернию, освободив территории для новых хозяев – греческого батальона.

Именно отважным грекам, во главе с Ламбросом Кацонисом, сражавшимся во флотилии Алексея Орлова против турецких судов, Екатерина II доверила патрулировать побережье от Севастополя до Феодосии. За заслуги перед Россией Кацонис был представлен в чин армейского капитана и пожалован в российское дворянство. Он стал первым частным владельцем ливадийских земель.

Удивительным образом название местности, которую Кацонис получил за ратные подвиги, совпадает с названием его родного греческого городка. После участия в двух русско-турецких кампаниях он начинает новую мирную жизнь в русской Ливадии – жизнь промышленника, строителя, виноторговца, закладывает в Ливадии виноградники и начинает производить на продажу виноградную водку. Спустя 100 лет виноградники Кацониса станут одной из визитных карточек этого уголка Крыма – винами с ливадийских земель будут сервироваться столы российских самодержцев и царских вельмож.

... В 1805 году первый владелец Ливадии трагически погиб при невыясненных обстоятельствах. До сих пор не найдены документы, которые могли бы удостоверить, сам ли Кацонис продал имение или продажей занимались его потомки. Так или иначе, Ливадия отошла преемнику Кацониса по греческому батальону – командиру Феодосию Ревелиотису. И история помнит этого человека не как отважного генерала, а как крупнейшего землевладельца с коммерческой жилой. Именно ему ливадийское имение обязано столь обширными территориями. В течение 30 лет он скупал по низким ценам у своих подчиненных земли и расширял виноградники, заложенные Кацонисом.

Однако не виноградники и не пейзажи сделали место доходным. В 30-е годы XIX столетия началось строительство дороги, связавшей Ялту с Симферополем и Севастополем. Благодаря ее строительству популярность Крыма как курорта стала неуклонно расти, а стоимость земли в Ливадии, как и предсказывал Ревелиотис, резко подскочила. В 1834 году землевладелец выгодно продал свой тогда еще небольшой дачный дом с виноградниками польскому дипломату, состоявшему на службе у российской короны, – графу Льву Потоцкому. Граф Лев Потоцкий

Если для Ревелиотиса развитие Ливадии заключалось в расширении территории имения, то Потоцкий принялся за благоустройство этих земель. Сам он принадлежал к аристократическому польскому роду, пользовавшемуся широким влиянием не только в Польше, но и в России, и в Австрийской империи. Род Потоцких внес большой вклад в мировое архитектурное наследие: пять их красивейших замков в Европе и на Украине считаются жемчужинами строительного искусства своих эпох.

Недолгое пребывание в Неаполе и эллинская атмосфера Ливадии вдохновили Потоцкого на коллекционирование античного искусства. Наделенный врожденным чувством вкуса, он вместе с архитектором из Ялты Карлом Эшлиманом принялся за разработку концепции имения, которое впоследствии современники назовут маленьким античным музеем с подлинными античными статуями и коллекцией древностей из Помпеи.

Потоцкий затеял грандиозное строительство. За 20 лет имение в Ливадии из небольшого «дачного домика с цветником», как отзывались о нем современники, превратилось в крупный архитектурно-ландшафтный комплекс из 35 зданий с огромным парком. Сюда входили новый барский дом с зимним садом, гостиница, больница, казармы, дома для виноделов, садовников, винокурня и многое другое. Надо отметить, что архитектура построек Ливадии в те времена совершенно отличалась от ныне известного Белого дворца. Тогда взору гостей представали скорее большие особняки с балконами, богато украшенные резьбой по дереву. Для создания парка в 40 гектаров вокруг барского дома был приглашен известный тогда в Крыму садовник Деллингер. Он сумел при незначительных вмешательствах в естественный ландшафт создать экзотический сад, сочетающий крымские и завезенные из стран Азии и Америки растения. Особенностью парка стали замысловатые тропинки, которые были проложены с таким расчетом, чтобы при каждом повороте открывался новый вид.

Увы, ни одна из построек времен Потоцкого до наших дней не сохранилась. Но зато парк имеет свой первоначальный вид и поныне считается памятником садово-паркового искусства. Его планировка оказалась настолько удачной, что впоследствии, если и вносились изменения следующими хозяевами, то незначительные и касались они только расширения парковой зоны.

Потоцкий любил проводить время в своем ливадийском поместье вдали от царского дворца. Однако жена и две дочери, светские львицы Санкт-Петербурга, не разделяли его тяги к уединению. После смерти Потоцкого в 1860 году родные графа немедленно начали поиски покупателей для имения, желая избавиться от хозяйственных хлопот.

Имение, в котором Потоцкий отдыхал от придворной жизни, по иронии судьбы, привлекло внимание царственных особ. Александр ІІ и Мария Александровна

У супруги Александра II императрицы Марии Александровны прогрессировала чахотка, и в 1861 году Удельное ведомство выкупило Ливадию для монаршей семьи.

Барский дом Потоцких оказался тесен для царской семьи. Не хватало помещений и для обслуживающего персонала. На перестройку ушло четыре года (с 18б2-го по 1866-й) и всего 260 тысяч рублей – императрица намеренно хотела сделать все «как можно проще».

Над реконструкцией работал придворный архитектор Ипполит Монигетти. Он обратился к богатому наследию русского зодчества и архитектуры Крыма. Будучи поклонником художественных деталей, Монигетти украсил дом Потоцких парадным крыльцом и витыми лестницами. Теперь строение стали называть Большим дворцом, хотя по сути оно оставалось большим сельским домом. Но появился еще один дворец – Малый, предназначенный для великих князей. Его Монигетти построил в традиционном для Южного берега стиле «а 1а Бахчисарайский дворец». Ни первый, ни второй также не просуществовал до наших дней: Большой был полностью перестроен в начале XX века, а Малый взорван немцами перед тем, как оккупационные войска Гитлера покинули Ялту. Сохранились лишь турецкая беседка и дворцовая церковь. Последняя была перестроена из католической часовни Потоцких. Поскольку источником вдохновения Монигетти являлась архитектура грузинских храмов и византийский стиль, то получилась небольшая, но очень изящная церквушка, украшенная цветными витражами и резьбой по дереву, одновременно уютная и величавая. Александр ІІІ

Через 20 лет после постройки стены Малого дворца дали трещины – от фундамента до карниза, а проведенная экспертиза подтвердила, что дворец находится в аварийном состоянии из-за высокого уровня грунтовых вод. Оценив серьезность повреждений, эксперты рекомендовали снести здание. Однако царской семье была дорога каждая постройка, а Ливадия являлась их любимым уголком и пристанищем во времена душевных потрясений.

Александр III, который на тот момент правил империей, принял решение разобрать аварийные строения и собрать их на новом месте в прежнем виде. В «переехавшем» Малом дворце все, до самых мелких деталей, повторяет вид любимого государем «нашего Дома». Большой ливадийский дворец до реконструкции

Вскоре и Большой дворец потребовал реконструкции: в 1904 году комиссия специалистов рекомендовала сделать в нем капитальный ремонт. Николай II с супругой, к которым перешел Ливадийский дворец, решили его снести и построить новый, ныне известный как Белый дворец. Возведение поручили русскому архитектору Николаю Петровичу Краснову. Строительство электростанции, гаража, жилых домов для сотрудников было поручено архитектору Г.П. Гущину. Н.П. Краснов

Впервые на строительство не жалели средств. Объяснялось это тем, что Ливадия стала центром внешнеполитических сношений России. Здесь принимали и зарубежных дипломатов, и многочисленную родню династии Романовых: германского императора, членов британского королевского двора, греческих и румынских королей...

Грандиозное строительство началось в 1910 году. Днем и ночью тут трудились две с половиной тысячи рабочих. За удивительно короткий срок (17 месяцев) по мотивам памятников Флоренции был выстроен дворец в духе итальянского ренессанса ХV-ХVI веков. Арочные окна, изящные аркады, украшенные тонкой резьбой, мраморные колонны делают дворец легким, воздушным. Стены были сложены из белого инкерманского камня, который затем покрыли особым химическим составом для предотвращения выветривания и загрязнения. Специалисты-современники высоко оценили сочетание красоты и практичности дворца.

Новый Ливадийский дворец царская семья посетила всего четыре раза. 12 июня 1914 года она в последний раз покинула летнюю резиденцию, не подозревая, что навсегда прощается с ней. «А мы так рассчитывали на долгое пребывание в Ливадии», – записал Николай II 28 июля 1917 года в дневнике после того, как Временное правительство отказало ему в просьбе поселиться после отречения от престола в Ливадии и отправило в тобольскую ссылку.

В начале XX века при строительстве Белого дворца имение было значительно модернизировано: проведено центральное отопление, построена автономная электростанция, проведена телефонная связь, проложены новые дорогие. Все это обошлось в два миллиона рублей и по затратам было эквивалентно строительству Белого дворца. Работа, проведенная архитектором Н.П. Красновым в летней резиденции монархов, обеспечила ему должность академика при Санкт-Петербургской академии художеств и целый ряд крупных заказов от придворных вельмож.

В 1920 году к власти в Крыму пришла советская власть, и В.И. Ленин подписал декрет «Об использовании Крыма для лечения трудящихся», в котором говорилось: «...дворцы бывших царей и великих князей должны быть использованы под санатории и здравницы рабочих и крестьян».

Преобразование Ливадии в курорт для крестьян имело большой политический смысл. Знакомство международных делегаций с молодой советской республикой часто начиналось с посещения Ливадии. Для поддержания во дворце «правильного» контингента советское правительство издало постановление, которое регламентировало строгий отбор крестьян для лечения в санатории: «исключительно крестьян от сохи, и никто из сельских властей на койки эти не мог быть отправлен», – говорилось в документе.

Максим Горький, побывавший в Ливадии в 1928 году, писал: «Там, понимаете ли, в царском дворце крестьяне отдыхают, вот это зрелище! За границей сочиняют по старой привычке новых царей для России, а прежней России в помине нет, а в бывших царских дворцах сидят бывшие мужики посконные, поглядывают в окошко!»

Под работу санатория были отданы Большой и Малый дворцы, бывшие Свитские и Министерские корпуса. Санаторий «Ливадия» мог единовременно принять 300 отдыхающих.

Профсоюзная здравница просуществовала до самой Второй мировой войны, а к ее окончанию в 1945-м это место представляло собой огромную разоренную территорию – руины вместо корпусов санатория, сожженный фашистами Малый дворец и Свитский корпус... Каким-то чудом уцелел лишь Белый дворец, которому предстояло вновь стать дипломатической ареной.

За три месяца до окончания войны, когда ее исход в Европе уже был ясен, с 4 по 11 февраля 1945 года в Белом дворце состоялась всемирно известная Ялтинская конференция – встреча лидеров трех государств (СССР, Англии и США), на которой решался вопрос послевоенного устройства мира.

Выбор места проведения конференции был предложен американской делегацией в связи с ухудшением здоровья президента Рузвельта. Эта идея была одобрена другими участниками конференции. Со времени освобождения Крыма прошло 9 месяцев. Для подготовки конференции была проведена большая работа, на Южный берег Крыма было доставлено 1500 вагонов оборудования, строительных материалов, мебели. Резиденцией Рузвельта был Ливадийский дворец, Черчилля – Алупкинский, Сталина – Юсуповский дворец в Кореизе.

Лидеры трех государств собирались за столом переговоров в самом большом и красивом помещении дворца – Белом зале. А в самом дворце разместилась американская делегация во главе с президентом США Рузвельтом. На конференции родилась идея создания Организации Объединенных Наций.

После Ялтинской конференции Ливадийский дворец восемь лет использовался как государственная дача. Сталин дважды, следуя на Кавказ, останавливался в Белом дворце. По воспоминаниям очевидцев, незадолго до смерти Сталин поинтересовался судьбой Ливадии и был огорчен, услышав, что партийные работники используют дворец как государственную дачу. Он распорядился вернуть его санаторию.

Осенью 1953 года санаторий «Ливадия» на 400 мест вновь открылся. Почти 20 лет спустя Белый дворец переоборудовали в музей, посвященный Ялтинской конференции. А в 1994 году фонды музея пополнились экспозицией «Романовы в Ливадии», она расположилась на втором этаже дворца. Остальные постройки сегодня по-прежнему принадлежат санаторию общетерапевтического и кардиологического профиля.

В советские годы живописное ливадийское имение стало съемочной площадкой для многих популярных фильмов: «Всадник без головы», «Собака на сене», «Анна Каренина», «Овод», «Отелло», «Двенадцатая ночь», «Десять негритят».

Ливадийский дворец является ярким примером художественной эклектики.

В здании 116 отдельных помещений, один большой внутренний двор и три малых световых. В оформлении внутренних помещений архитектор Н.П. Краснов использовал резные деревянные панели, изразцы, лепные украшения, мраморные камины. В Ливадию царская семья приезжала отдыхать, поэтому парадных комнат всего пять: Вестибюль, Кабинет императора, Столовая, известная как Белый зал, Английская бильярдная и Диванная. Дворец был полностью закончен и освящен 14 сентября 1911 г.

Архитектор соединил элементы различных стилей: вестибюль эпохи Рима I века (точная копия «Совета пятисот» в венецианском Дворце дожей) и Белый зал в стиле Возрождения; кабинет в классическом стиле жакоб и бильярдную в духе тюдоровских интерьеров... Несмотря на подобные фантазии архитектора, убранство дворца оставляет впечатление целостности и гармонии.

Итальянский дворик Ливадийский дворец. Итальянский дворик

Рубеж XIX–XX веков характеризуется новыми требованиями к архитектуре: проектирование жилых зданий стало проходить в последовательности «изнутри наружу». То есть проектировался прежде фасад, а затем внутренняя планировка здания, а теперь комфорт внутренних помещений доминировал и диктовал конфигурацию фасада. Этим принципом руководствовался и Краснов, когда проектировал Белый дворец.

Придерживаясь правил стиля эпохи Возрождения, Краснов делает композиционным центром здания внутренний – Итальянский – дворик, или патио, – а дальше как бы добавляет к нему различные по высоте и объему функциональные помещения: приемную, столовую, кабинеты, будуары, классные комнаты – в общей сложности 116 комнат. В результате дворец выглядит несимметрично, но гармонично вписывается в окружающий пейзаж крымских гор. Ливадийский дворец. Итальянский дворик

Итальянский дворик открывается взору через ажурные кованые ворота мастеров из Вероны. Замысловатый растительный орнамент ворот выгодно контрастирует с белым цветом фасада.

С четырех сторон дворик окружен аркадой из арок, восемь радиальных дорожек, выложенных мозаикой из плит диорита, сходятся в центре, где некогда стоял античный колодец. В послевоенные годы его заменили мраморным фонтаном работы итальянского мастера Рампини. Ансамбль дворика дополняют мраморные скамьи с высокими спинками и фантастическими грифонами в качестве подлокотников.

На территории Ливадийского дворца есть еще один внутренний дворик – арабский. Он является световым колодцем, с помощью которого освещаются те помещения, в которых нет выхода на улицу.

ПЕРВЫЙ ЭТАЖ

Парадная ожидательная Ливадийский дворец. Парадная ожидательная

Краснов выстраивает оформление комнат на зрительных контрас-тах. Главному помещению во дворце, Белому залу, предшествует Парадная ожидательная, в которой архитектор использовал темный орех и темную драпировочную ткань. Залы контрастируют в цветовой гамме, но не стилистически: Парадная ожидательная также выдержана в духе ренессанса, для которого характерны крупные орнаментальные декоративные детали. Ярким примером стиля ренессанс в этой комнате являются розетты в украшении деревянного потолка, обрамление дверей и выступающие карнизы для выставки детских поделок и картин семьи. Другие полочки являются частью оформления камина.

Все камины во дворце – это, прежде всего, декоративный предмет интерьера, созвучный стилистике каждой комнаты. Подбору цвета и материала для облицовки каминов Краснов уделял особое внимание.

Камин в Парадной ожидательной оформлен темно-зеленым мрамором и блестящей бронзовой обкладкой. Как и было задумано архитектором, их сочетание гармонировало с темными филенчатыми панелями и драпировкой стен.

На фоне комнаты, выдержанной в теплых темных тонах, особенно изящно выглядит ажурная люстра из муранского стекла, специально заказанная в Италии.

Во время Ялтинской конференции Парадная ожидательная была рабочим кабинетом Франклина Рузвельта, президента США. В зале экспонируется фотография Сталина и Рузвельта, сделанная 8 февраля 1945 года.

Белый зал Ливадийский дворец. Белый зал

Парадная столовая обязана своим названием – Белый зал – не только цвету стен, но и обилию света, который льется через большие окна, выходящие в Итальянский дворик. Здесь представлен один из лучших по художественной отделке интерьеров дворца. Торжественность помещению придают такие детали, как оригинальный по форме камин итальянского стиля, украшенный резьбой и гербом Романовых, и четыре большие колонны с капителями коринфского ордера, высеченные из цельного каррарского мрамора. Под потолком Белого зала проходит широкий орнаментальный пояс, на котором изображены гербы крупнейших губерний России. Чтобы выделить рельефы стен и потолка, Краснов отказался от люстр и настенных светильников и за орнаментальным поясом разместил электролампы. В восточной части столовой, которая примыкает к вестибюлю, в специально созданной для нее нише расположена скульптура «Пенелопы» Брюгера, которая некогда украшала интерьер старого дворца. Архитектор знал ценность этой скульптуры для царской семьи – в 1863 году граждане Одессы подарили ее Марии Александровне на новоселье в ливадийском имении. Краснов перевез ее в новый дворец как символ новой жизни и установил в главном помещении дворца.

Интерьер, подчиняясь правилам модерна, создает особый мир «возвышенного, далекого от обыденности, пребывание в котором превращается в праздник». Ощущение гармонии создается благодаря просчитанным до мелочей деталям. Краснов не только учел сочетаемость архитектурных форм, но и выбрал такой объем помещения (высота, ширина, длина), который соразмерен человеческому росту и вызывает у посетителя чувство комфорта.

В ноябре 1911 года в Белом зале был организован бал по случаю 1б-летия старшей царской дочери Ольги.

Крымская конференция 1945 года проходила в Белом зале за круглым столом, который потом вынесли в вестибюль. С 1999 года в Белом зале проходят крупные международные политические мероприятия.

Парадный кабинет императора Ливадийский дворец. Парадный кабинет императора

Строгие и стройные формы комнаты обращены к античности.

В отделке кабинета применен стиль жакоб – разновидность позднего классицизма. Красное дерево, которое использовалось для отделки дверей, дивана и зеркала, оттенено бронзой и прекрасно сочетается с золотом шелковой ткани, которой затянут верх стен. Потолок украшен рельефным орнаментом, который завершается выполненной русскими мастерами люстрой из хрусталя и позолоченной бронзы.

Для каждой комнаты Краснов самостоятельно спроектировал некоторые элементы интерьера. Для Парадного кабинета он специально создал кресло с пюпитром, чтобы было удобно читать.

Еще один предмет интерьера, который Краснов перевез из старого дворца, – беломраморный камин. Его верхняя плита с изящным растительным орнаментом опирается на четырехгранную колонну, увенчанную скульптурным изображением головы. Возможно, этой архитектурной деталью архитектор желал подчеркнуть стилистическое отличие кабинета от других помещений.

В период Крымской конференции Парадный кабинет императора служил спальней для Ф. Рузвельта. Американскому президенту очень понравилось в Ливадии, и в одной из бесед со Сталиным он выразил шутливое пожелание приобрести имение.

В специальной витрине представлены архивные фотографии обстановки 1945 года, текст инаугурационной речи американского президента, его фотографии разных лет, в том числе и одна из последних прижизненных.

Бильярдная Ливадийский дворец. Бильярдная Ливадийский дворец. Бильярдная

Бильярдные комнаты в русских дворцах ХVIII-ХIХ веков часто оформлялись в английском стиле. Ливадийский не стал исключением. Здесь использовалась отделка в духе тюдоровских интерьеров, когда стены обшивались резным деревом, в данном случае каштаном. Потолок кажется деревянным, но это искусная имитация, выполненная из прессованного картона и расписанная масляными красками.

Именно здесь, в дворцовой Бильярдной, за длинным столом во время официального завтрака Сталин, Черчилль и Рузвельт подписали главный документ конференции – итоговый текст коммюнике. Его заключительная страница «Единство в организации мира, как и в ведении войны» представлена в экспозиции зала. Здесь же – знаменитая фотография «Большая тройка», сделанная в Итальянском дворике, и фотография «Официальный завтрак в английской бильярдной участников Крымской конференции».

Кабинет-лаборатория Ф. Рузвельта

Наибольший интерес в Кабинете Рузвельта представляет секрет-ная переписка американского президента с британским премьер-министром Черчиллем во время Второй мировой войны. Сегодня архив, в который кроме переписки входят сборники статей, выступления и мемуары Рузвельта, является уникальным источником информации для людей, изучающих историю, политику и дипломатию.

ВТОРОЙ ЭТАЖ

Верхний кабинет императора Ливадийский дворец. Верхний кабинет императора

Кабинет полностью соответствовал своему назначению, вкусам эпохи модерна и представлениям императора о стиле мужского кабинета.

Не удивительно, что при первом визите в новый дворец Николай II воскликнул: «Я в восторге от своего верхнего кабинета!» Архитектор решает интерьер в бледном серо-зеленом цвете и добавляет детали теплых оттенков: тон мореного кленового дерева, темная бронза в оформлении камина и серая обивочная ткань мебели.

Набор предметов мебели был продуман особым образом: светлый и просторный кабинет как бы разделялся на рабочую зону и место для отдыха перед большим камином из светло-зеленого диорита.

В Верхнем кабинете императора обращает на себя внимание ковер ручной работы. Это подарок персидского шаха на 300-летний юбилей дома Романовых. На нем вытканы портреты императора Николая II, его супруги Александры Федоровны и цесаревича Алексея.

В кабинете вниманию гостей представлен альбом, который собран из ежемесячного фотоотчета Краснова о ходе строительных работ: «Сооружение нового Большого дворца в имении Его Императорского Величества “Ливадия” 1910-1911 г».

Рабочий кабинет императрицы Ливадийский дворец. Рабочий кабинет императрицы

Кабинет императрицы расположен в восточной части дворца. Отсюда можно спуститься в парк по внешней лестнице, искусно замаскированной легкой аркадой.

В отделке Кабинета использовали светлые породы дерева, чтобы сделать комнату более светлой и нарядной. С филенчатыми панелями контрастирует камин, который облицован белой плиткой и как бы заключен в рамку из этажерки ясеневого дерева. Зеркало в стиле модерн вмонтировано в верхнюю часть этажерки.

Императрица уделяла много времени рисованию. Специально под это хобби Краснов спроектировал письменный стол, в который была встроена доска для рисования.

Особой частью интерьера Кабинета являются картины, которые Романовы покупали на вернисажах.

Александра Федоровна отдавала предпочтение лирическим пейзажам Альберта Бенуа. Комнату также украшают нежные акварели Ф. Волкова, картина И. Крачковского «Ливадия. 1898 г.», полотно художницы Е. Самокиш-Судковской «Императрица с детьми в Ливадии».

Вместе с модерном пришла мода и на литографии. Сюжеты картин, отпечатанных на камне, художники часто заимствовали из Святого Евангелия. «Мадонна с ангелами», «Мадонна-Утешительница» работы В. Бугро, «Мадонна» Е. Вейта и другие литографии украшают Кабинет императрицы. И конечно – профильный портрет Николая II работы одесского фотографа Иоффе.

В экспозиции Кабинета представлена серия фотографий с благотворительных базаров, которые устраивались в Ялте во время пребывания царской семьи в Крыму.

Опочивальня Их Величеств Ливадийский дворец. Опочивальня Их Величеств

Особое место в Ливадийском дворце занимает Опочивальня Их Величеств. Она хорошо освещается светом, льющимся из трех больших окон. Еще больше света добавляют мебель из выбеленного клена и стены, обтянутые пастельной хлопчатобумажной тканью с набивным рисунком. Две смежные кровати располагаются под шелковым балдахином. В Опочивальне, как и во многих комнатах дворца, камин является украшением и цветовым акцентом – он выполнен из зеленых майоликовых изразцов и подчеркивает белизну помещения, обрамлен этажеркой и шкаф-чиками из кленового дерева. В комнате экспонируется часть изготовленного в начале XX века Драконовского гарнитура.

В то время дворец уже имел электрическое снабжение.

В Опочивальне находилась «тревожная кнопка», соединенная с помещением охраны.

Сегодня на стенах комнаты можно увидеть множество фото-графий, рассказывающих о жизни императорской семьи и их родственников.

Рядом с Опочивальней располагается будуар императрицы, где она любила собирать самых близких людей.

Будуар императрицы Ливадийский дворец. Будуар императрицы

Будуар императрицы – гостиная хозяйки дома. Семейные вечера – тихие и шумные – проходили здесь. Со светлой отделкой комнаты из клена перекликается белый рояль немецкой фирмы «Беккер». Александра Федоровна была прекрасной пианисткой и часто музицировала в четыре руки с кем-нибудь из дочерей.

Большие окна комнаты, через которые она хорошо освещалась, открывали прекрасный вид на местные красоты. Продуманная организация пространства делала Будуар императрицы любимейшим местом семейных встреч. Теплый тон кленового дерева, изысканные детали в декоре создавали уютную и радостную атмосферу. Одним из таких элементов декора является ваза с пейзажной росписью в стиле модерн, которая была изготовлена на императорском фарфоровом заводе в 1904 году.

О том, что комната была наполнена материнской любовью и лаской, свидетельствуют сохранившиеся предметы интерьера, фотографии членов царской семьи. Будуар императрицы также украшают картины «Ливадийская глициния» и «Ливадийские розы» работы М. Шнейдера.

Малая семейная столовая Ливадийский дворец. Малая семейная столовая

Царская семейная столовая – особое место, которое не утратило атмосферы уюта даже сейчас, столетие спустя. В оформлении использовано тисовое дерево, которое обрабатывалось в Ялте в мастерской А. Шиллинга. Камин в столовой облицован керамической плиткой и обрамлен темной металлической обшивкой. Напротив камина расположен буфет с оригинальными резными элементами.

Но не только в столовой проходили семейные праздники. Богатая природа Ливадии располагала к пикникам на открытом воздухе.

ПАРК

Ливадийский дворец. Парк

Ливадийский парк-памятник садово-паркового искусства государственного значения, старейший на Южном берегу, занимает 40 га, заложен в 30-40-х годах XIX в. известным садовником Делингером, удачно сочетавшим экзотическую растительность с местными дубами и буками. По характеру планировки парк относится к пейзажным, или ландшафтным, которые были очень характерны для русского паркового строительства конца ХVIII-ХIХ вв. Украшают парк газоны и цветники, многочисленные беседки, мраморные скамьи, фонтаны, подпорные стены и перголы, увитые розами или глициниями.

Парковая химера Ливадийский дворец. Парковая химера

Снаружи дворец украшают скамейки, колодцы, вазы и... мифическое существо химера. Есть поверье, что химеры с пастью льва, телом козы и хвостом змеи отгоняют злых духов. Подобные существа можно увидеть на порталах собора Парижской Богоматери. Ливадийская химера расположена на углу восточного фасада – она склоняется над живописным каменным колодцем.

Колонна из серого мрамора

Недалеко от звонницы расположена небольшая колонна с арабскими надписями. Очень долго ее считали подарком персидского шаха. Но во второй половине XX века выяснилось, что на колонне из серого мрамора написаны стихи. Арабисты из Института востоковедения определили, что один из 14 стихов написан на арабском, а остальные – на турецком языке. В стихах воспет не российский царь, а «его величество шах, султан, победитель». Вероятно, речь идет о Махмуде II, турецком султане. Предположительно, эта колонна попала в Россию, а затем в Ливадию как трофей Русско-турецкой войны 1877-1878 годов.

Турецкая (серебряная) беседка Ливадийский дворец. Парк

Турецкая беседка – одно из немногих строений ливадийского имения, которое сохранилось до наших дней как архитектурное наследие Ипполита Монигетти. Беседка выполнена в восточном стиле, имеет серебристый купол, отчего получила другое название – Серебряная. Изящная беседка расположена в восточной части парка на отвесной скале, на высоте 840 метров над уровнем моря. Из нее открывается панорама на море и величественные крымские горы. По преданию в этой беседке царица потеряла свое кольцо.

500-летний дуб пушистый.

Дерево произрастает в западной части Ливадийского парка-памятника, в охранной зоне ботанического заказника “Южнобережные дубравы". В настоящее время это территория Ялтинского водоканала. Окружность дерева на полутораметровой высоте – 600 см, высота – 25 м. Огромный дуб хорошо выделяется в густом лесу из лиственных пород. По всему стволу имеются большие, до 1 м, наплывы. С южной стороны дерева есть дупло 100 х 300 см.

Особняк министра Фредерикса

В дворцовый ансамбль ливадийского имения кроме Белого дворца и Крестовоздвиженской церкви входят свитский корпус и трехэтажный особняк в стиле модерн, построенный специально для министра императорского двора барона Фредерикса. Дом был построен одновременно с Белым дворцом, чтобы министр мог всегда следовать за царем и даже во время летнего отдыха августейшей семьи являться к монарху с ежедневными докладами. Фредерикс пользовался доверием Николая II/ «Моральное одиночество, наложенное на себя царем с юного возраста, было тем более опасным, что он относился недоверчиво даже к лицам ближайшего окружения. Один граф Фредерикс являлся исключением», – вспоминал генерал А.А. Мосолов.

Крестовоздвиженская церковь Крестовоздвиженская церковь

Одно из украшений архитектурного ансамбля в ливадийском имении – крестовоздвиженская церковь. Ипполит Монигетти спроектировал однокупольную церковь в византийском стиле по образцу древней церкви святого луки в греческой Ливадии. По желанию императрицы Марии Александровны церковь была освящена в честь одного из наиболее почитаемых праздников – Воздвижения честного и животворящего креста господня.

В этом храме в 1894 году Иоанн Кронштадтский совершил отпевание царя-миротворца Александра III. Здесь Николай II, последний русский самодержец, принес присягу Российскому престолу, а его невеста, принцесса Алиса Гессенская, приняла православие и нареклась Александрой Федоровной.

В плане здание представляет собой крест, вытянутый с севера на юг. Церковь была задумана как хранилище святынь, преподнесенных в дар монаршей семье. Среди них бесценные священные реликвии, подаренные потомками грузинских царей и гостями из Палестины: частицы мощей Симеона Столпника, святого великомученика Георгия Победоносца, святой равноапостольной Нины.

После строительства Белого дворца, к которому примыкала Крестовоздвиженская церковь, Николай II и архитектор Н.П. Краснов приняли совместное решение о реконструкции входа в храм. Это было продиктовано необходимостью собрать в единый ансамбль церковь византийского стиля и новый дворец в духе итальянского ренессанса. Расширили западный придел храма, паперть дополнили византийской колоннадой, а вход украсили надвратной мозаичной иконой графа П.А.Чистякова «Ангел Господень». Свод церкви выкрашен в голубой цвет и усеян золотыми звездами, что символизирует верхнее небо. В центре купола выделялся монограф Иисуса Христа.

В годы царствования императора Александра III рядом с церковью возвели изящную звонницу на шесть колоколов, своими формами повторяющую храм в миниатюре. Крестовоздвиженская церковь

Богатство внутренней отделки церкви подчеркивается роскошным иконостасом из белоснежного резного мрамора и литыми бронзовыми вратами.

На стенах было написано около 30 образов святых, особо почитаемых в царской семье. Церковь расписывал художник А. Бейдман, который за свою работу в Крестовоздвиженской церкви был отмечен орденом Святого Станислава II степени. Позднее икон стало более пятидесяти. Особенно стоит отметить три больших панно: «Воздвижение Честного Креста», «Рождество Пресвятой Богородицы», «Тайная вечеря».

Мозаика «Воздвижения честного креста» Изначально икона была написана клеевыми красками. Но после того как влага, просочившаяся через крышу, начала разрушать икону, было принято решение воспроизвести ее в смальтовой мозаике. Заказ был выполнен итальянской фирмой Сальвиати.

Напротив церкви находится колокольня и мраморная колонна с письменами на арабском и турецком языках – трофей, завоеванный в войне с Турцией 1877-1878 гг.

В годы советской власти в закрытой церкви устраивали клуб, склад, музейное помещение. В 1991 году в Крестовоздвиженском храме возобновились Богослужения.

Царская тропа

Во время одной из совместных прогулок великий князь Александр Михайлович показал Николаю II специально проложенную от своего имения «Ай-Тодор» в направлении к Ливадии тропу. Николаю, любившему пешие прогулки, идея искусственной тропы очень понравилась, и при отбытии в Петербург он велел Л.Д. Евреинову, управляющему ливадийским имением, проложить дорожку от «Розовых ворот» и соединить ее с тропой великокняжеского имения «Ай-Тодор».

В 1901 году работа была полностью завершена.

Тропа начинается сразу за Ливадийским дворцом, проходит через Ореанду мимо горных вершин Ай-Никола и Крестовая, скал Хачла-Каяксы, Пирожок, Ласточкиного гнезда. Особенностью является то, что, несмотря на сложный горный рельеф, она не имеет резких подъемов и спусков. Дополнительный комфорт создает и почти полная закрытость ее от солнечных лучей.

В сочетании с местным климатом она имеет еще прекрасные лечебные свойства. На всем пути тропа благоустроена, украшена скульптурами и редкими экзотическими деревьями и кустарниками, оригинальными скамейками для отдыха. После каждого поворота открывается новый уникальный вид на крымские горы и море.

Царский и советский периоды удивительным образом примирились в архитектурном шедевре Н.П. Краснова – Белом ливадийском дворце. В его стенах представлены две крупные экспозиции, одна из которых повествует о южном отдыхе семьи последнего императора Николая II, а другая о днях Ялтинской конференции лидеров антигитлеровской коалиции.

Ливадийский дворец является самым посещаемым музеем Украи-ны. Здесь ежегодно бывает около 200 тысяч гостей.

Экспозиция первого этажа посвящена Ялтинской конференции. Наибольшее впечатление производит круглый стол, за которым были приняты судьбоносные для всего мира решения. Здесь же представлена знаменитая фотография большой тройки – Черчилля, Рузвельта и Сталина, сидящих во внутреннем Итальянском дворике.

Экспозиция «Крымская конференция» регулярно пополняется. В 1984 и 2007 годах Ливадийский дворец посетила младшая дочь Уинстона Черчилля Мэри Соумс. В свой последний визит она передала в дар музею тома для пополнения фонда библиотеки Черчилля. Библиотека расположена на первом этаже. Она хранит книги бывшего британского премьера, документальные фильмы, радиозаписи важнейших выступлений.

С недавнего времени посетители выставки могут познакомиться с фотографиями и документами событий, предварявших Ялтинскую конференцию. В их числе – снимки встречи лидеров США и Великобритании, проходившей с 30 января по 2 февраля 1945 года на острове Мальта, за несколько дней до встречи в Ливадии.

Второй этаж посвящен Романовым в Ливадии. Члены царской семьи любили повторять: «В Ливадии – жизнь, а в Петербурге – служба». Благодаря экспозиции, в которой представлены фотографии, письма, книги, картины, мебель семьи, у гостей музея есть возможность понять, что собой представляла их ливадийская жизнь. Экспозиция помогает ближе познакомиться с августейшей семьей, узнать о вкусах, об отношениях между собой и близкими родственниками. Не так давно дворцу из частной коллекции передали на временное хранение 200 царских вещей.

Музей старается расширять экспозицию. Дополнением к «Крымской конференции» и «Романовым в Ливадии» можно назвать новые коллекции «Страницы истории», «Ливадия. 1908 год», «Южнобережные шедевры Краснова», «Воспоминания о Крыме».

В Белом дворце часто проводятся выставки художников Крыма. За последние годы дворец стал площадкой для экспозиций более полусотни известных художников. Музыкальный салон дворца тарсе открыт и современным музыкантам – здесь выступают солисты Крымской филармонии.

Ялтинская конференция 1945 года способствовала появлению традиции проведения во дворце международных встреч, саммитов, конференций. В связи с этим его иногда закрывают для посещения, и следует заранее планировать поездку.

Ливадийский дворец сегодня также является центром культурной жизни не только Украины и России, здесь проходят международные музыкальные конкурсы «Звезды планеты», концертные программы «Новые имена», конкурс солистов вокального искусства «Императорский салон». Во дворце регулярно проходят вечера кинофорума «Вместе».

Адрес; 98655 Украина Крым, г Ялта поселок Ливадия. Справки по тел. + 10 38 (0654) 315579; 310098; 315581.

Часы работы: музей работает с понедельника по воскресенье с 10:00 до 17 30. Выходной день – среда. Вход платный

Внимание! Часы работы музея и касс могут меняться Информацию следует уточнять заранее

  Информация по материалам журнала "Дворцы и усадьбы"