Главная strelkaУкраинаstrelkaКрым strelka ЕвпаторияstrelkaДостопримечательности ЕвпаторииstrelkaКараимские кенасы Евпатории
Наши путешествия
Достопримечательности Здравницы Села и поселки Фотогалерея

Караимские кенасы Евпатории

Строительство комплекса кенас началось в 1803 году на месте первого караимского храма в Евпатории, а архитектурный облик ансамбля формировался в течение первой половины XIX столетия. В дальнейшем неоднократно перестраиваемый, комплекс дошел до нашего времени измененным, но не утратившим своего великолепия. Комплекс караимских кенас

После получения караимами Высочайшего разрешения, строительство комплекса возглавила известная и влиятельная в Крыму караимская семья Бабовичей. Архитектурная часть строительства была возложена на Самуила Бабовича, а заведывание финансами – на его брата Сулеймана (Соломона) Бабовича. Удивляет тот факт, что Самуил Бабович, окончивший церковно-приходскую караимскую школу и не имевший какого-либо иного образования, создал уникальный архитектурный ансамбль, поражающий простотою, продуманностью планировки, умелым использованием мрамора в декоре и неповторимой аурой.

По своим габаритам комплекс караимских кенас в точности соответствует размерам двора скинии библейского периода (100 на 50 локтей, то есть 60 на 30 метров) и в нынешнем виде включает несколько внутренних двориков, целый ряд построек и объектов. К ним относятся портал главного входа, виноградный и мраморный дворики, двор ожидания молитвы, здания Большой (Соборной) и Малой кенас, монумент Александру I, двор и здание религиозной школы, этнографический музей, библиотека, клубная комната, кафе караимской национальной кухни. По существу это своеобразный религиозно-культурный центр, в котором соединились практически все общинные институции.

Виноградный дворик

Виноградный дворик

Портал главного входа с большими ажурными металлическими воротами выполнен в 1889-1890 годах. Прежний вход располагался перпендикулярно аллее Виноградного дворика и полностью гармонировал с древним восточ¬ным обликом всего комплекса.

Виноградный дворик – первый из трех, следующих один за другим, дворов. Задачей этих двориков, по замыслу создателей комплекса, была подготовка верующих к восприятию молитвенного настроения еще до вхождения в храм.

Слева от входа находится мраморный емкостной фонтанчик для омовения рук перед молитвой. Сооруженный в 1851 году на средства Тотеш Шайтан, он является одним из трех сохранившихся ритуальных фонтанчиков (остальные датируются 1825 и 1832 года¬ми).

Виноградный двор весь укрыт металлическим трельяжем, по которому вьются ветви виноградных лоз, дающих прекрасный урожай. Они придают комплексу своеобразное очарование и создают живительную прохладу во время летнего зноя. Одной из лоз, как полагают караимы, не менее ста лет; известны случаи, когда возраст винограда в Крыму приближался к двум столетиям.
 Виноградный дворик   По обеим сторонам дворика в стенах установлены 22 большие мраморные плиты, украшенные растительным орнаментом с письменами на библейском языке. Плиты эти рассказывают о важнейших событиях из жизни крымских караимов, общественных деятелях, ученых и благотворителях, оказавших своему народу различные услуги, жертвовавших на строительство храмов и школ, оснащение училищ, помощь нуждающимся. Самая древняя из плит датируется 1790 годом. Таким образом, эти плиты представляют летопись караимской общины кон¬ца XVIII – начала XIX веков.

В восточной стене дворика между мраморными плитами расположены арочные ниши. В них когда-то выходили окна религиозной школы, находившейся за стеной.

5 января 1994 года во дворе была установлена мраморная мемориальная доска, посвященная караимам, погибшим во время войн и террора.

Мраморный дворик

Мраморный дворик

Этот двор является продолжением Виноградного. Он весь покрыт белыми мраморными плитами, отчего и получил свое название. Начинается он арочной перголой, доходящей до углов зданий Малой и Большой кенас, далее продолжается вдоль стен обоих храмов и за портиком Малой кенасы соединяется с двором ожидания молитвы. В центре шатрового металлического навеса, опирающегося на четыре аркады, находится большая дубовая резная шишка с подвешенным светильником.
Мраморный дворик   Посреди двора, меж стенами кенас, возвышается массивный беломраморный монумент с надписями на русском и караимском языках. Воздвигнут он евпаторийской общиной в честь императора Александра I. посетившего караимский храм 1 (13) ноября 1825 года. Памятник этот является единственным знаком пребывания российского самодержца в Евпатории. В течение 80 лет на памятнике отсутствовал позолоченный двуглавый орел, венчавший обелиск, и только в августе 2007 года исторический вид монумента был восстановлен. Это знаменательное событие произошло благодаря финансовому участию севастопольца М.М. Чалого и караимской общины Евпатории.

На стенах обеих кенас помещены 10 мраморных досок с краткими стихами религиозного содержания; эти псалмы звучат у караимов в утренних и вечерних молитвах.

В металлических оградах Мраморного двора имеются две калитки, одна из них ведет к мемориалу, другая – в лапидарий.

Лапидарий

Лапидарий

В лапидарий, сооруженном во дворике Большой кенасы, представлены остатки надгробий караимского кладбища, которое является древнейшим из когда-то существовавших в городе. В настоящее время караимское кладби¬ще практически полностью разрушено. В XX веке оно как минимум трижды подвергалось актам вандализма. Кладбище пострадало в предвоенное время при мощении тротуаров улиц и в 60-х годах при сооружении фундаментов мясокомбината. Акт вандализма 80-х годов привел к окончательному разрушению кладбища и массовому надругательству над могилами. В настоящее время невозможно провести какое-либо исследование или научный анализ состояния кладбища.

Безмогильные памятники были размещены на территории комплекса для сохранности в 1995-1999 годах. Наряду с древними известняковыми надгробиями седловидной и гробообразной формы в лапидарий представлены дорогостоящие мраморные памятники выдающимся караимам.

Великолепно выполненное надгробие из черного мрамора в виде дивана было установлено на могиле городского главы Евпатории, российского дворянина, участника обороны Севастополя 1854-855 годов гахама Самуила Моисеевича Панпулова. Своим самоотверженным трудом, направленным на восстановление разрушенной после Крымской войны Евпатории, дальнейшей общественной деятельностью на благо города он снискал заслуженную славу и честь, благодарную память и уважение горожан. Заслуги С. М. Панпулова были отмечены 21 государственной наградой.
Лапидарий   Под высокой беломраморной стелой покоился Вениамин Бабакаевич Тонгур, основавший на личные средства бесплатную сельскохозяйственную школу в Кара-Тобе (ныне совхоз-техникум «Прибрежное» в 9 километрах от Евпатории).

Невысокий черный обелиск – могилы Ильи Ильича Казаса. Поэт, философ, полиглот, в истории Крыма Илья Ильич известен как выдающийся педагог и просветитель, основатель татарской педагогической школы в Симферополе, инспектор Александровского караимского духовного училища в Евпатории, цензор татарской газеты «Терджуман» («Переводчик»), автор многих пособий и учебников для татар и караимов. По его книгам обучались студенты Москвы и Санкт-Петербурга.

Мраморная лестница во дворе ведет в женское отделение Большой кенасы.

Двор ожидания молитвы

Двор ожидания молитвы

Двор ожидания молитвы представляет собой небольшую четырехугольную площадь, огороженную с трех сторон аркатурой с глухими стенами, а с четвертой стороны – западной – открытой аркадой. Первоначально двор был наполовину выстлан белыми мраморными плитами, наполовину – известняковыми. Сейчас все покрытие двора выполнено известняковыми плитами, и только два визуальных зондажа дают представление о старом покрытии.

В стенах между колоннами арок установлены 15 беломраморных орнаментированных мемориальных плит, среди которых выделяются две с горельефным изображением имперской символики. Одна плита с инициалами «Е II», «П I» и «А I» установлена в ознаменование присоединения Крыма к России и свидетельствует о заслугах лиц, возглавлявших караимов в период царствования Екатерины II, Павла I и Александра I. Вторая – с инициалами «A I», «H I» и «А II» – поставлена в память о Симе Бабовиче, возглавлявшем караимов при означенных царях и обессмертившем свое имя многими заслугами перед народом.
Двор ожидания молитвы   На противоположной стене двора привлекает внимание плита с изображенным внизу инструментарием. Установлена она в честь табачного магната России Соломона Когена, основавшего в Евпатории первое в Крыму бесплатное ремесленное училище для обучения детей разных национальностей.

Арочный проем в углу двора когда-то являлся еще одним входом на территорию храма. Он выходил в переулок, населенный караимами. Расположенный рядом со входом мраморный фонтанчик для омовения рук перед молитвой сооружен в 1832 году караимом А. Леви из Иерусалима.

Рядом с фонтанчиком установлены мраморные солнечные часы. По ним встарь верующие караимы определяли время в субботние и праздничные дни, когда ношение всяких предметов наставниками караимской веры строго запрещалось.

Посредине двора между столбами металлической перголы находится место для кровного жертвоприношения.

Один раз в году (конец июля – начало августа) к полудню все караимы собираются в кенасе, где читают траурные молитвы, скорбя о разрушении Иерусалимского храма. Затем совершается курбан – заклание жертвуемых прихожанами барашков, мясо которых раздается нуждающимся членам общины.

Через центральный проем западной аркады можно пройти в металлическую беседку с усеченной конусообразной крышей. Своей формой беседка, отражая далекое прошлое крымских караимов, напоминает юрту кочевников. Это сравнение усиливается во время проведения осеннего праздника урожая, когда беседка изнутри украшается коврами. Верх и входы беседки на время праздника покрываются зеленью и цветами, а к потолку подвешиваются всевозможные фрукты и овощи. После молитвенных песнопений и освящения плоды съедаются взрослыми прихожанами и детьми.

Малая кенаса

Малая кенаса

Оконная триада южной стены является традиционным архитектурным элементом караимских храмов старой постройки (Кале, Феодосия, Тракай, Галич, Евпатория).

Внутреннее храмовое пространство условно делится на три части. У южной (противоположной входу) стены на возвышении находится алтарь, внутри которого хранятся пергаментные свитки Сефёр-Тора (Пятикнижия Моисеева). Часть помещения от алтарной возвышенности до колонн, поддерживающих балкон женского отделения, именуется шулхан («духовная трапезная»). Под балконом женского отделения располагаются немощные старцы, больные и те, кто хранит траур по умершим родственникам. Эта часть называется мошав зекенйм («место для старцев»).

За восточной стеной расположена каменная лестница, ведущая в женское отделение – эзрат нашим, отделенное от шулхан густой деревянной решеткой, которая скрывает лица молящихся женщин. В караимском восприятии храм – это место, где говорят и думают только о Боге, поэтому ничто не должно отвлекать прихожан от молитвенного настроения.

За несколько веков существования Малая кенаса неоднократно перестраивалась и сильно видоизменилась. По свидетельству современников, в 20-х годах XX столетия нетронутыми оставались лишь деревянная аркада и дубовый резной потолок в мошав зекенйм, а также две хрустальные люстры, одна из которых была выполнена в XVII столетии.

Украшение караимских храмов составляли росписи растительного и геометрического орнамента, лепнина, позолота, люстры, семисвечники, светильники, серебряная утварь, ковры, тканевые вышивки шелком, серебром и золотом. Великолепием деревянной резьбы отличался балкон для женщин. Антропоморфные и зооморфные изображения не допускались.

Главное место в храме занимал искусно выполненный и богато украшенный алтарь. Нынешний алтарь Малой кенасы был изготовлен в 1914 году в Австрии и находился в караимском храме города Галича. Перед закрытием кенасы галичанам негласно было предложено забрать все предметы ритуалитета, что и было незамедлительно исполнено. Все храмовое имущество в течение 35 лет хранилось в подвалах, на чердаках и в пристройках в домах у караимов. В 1994 году с согласия караимов Галича, при финансовой поддержке православного историка из Киева А. Зотикова и участии евпаторийских караимов Д. Эль, Д. Тирияки, К. Батозского алтарь и часть церковной утвари были перевезены в Евпаторию.

Форма и композиционное решение алтаря являются традиционными для караимских общин Тракая, Галича, Луцка: объемная деревянная конструкция со сложным резным декором – коронами, скрижалями, колонками, капителями, растительными и геометрическими орнаментальными разделками и прочим. Составленный из трех частей, алтарь достигает высоты 4 метра. Его навершие включает корону (символ величия Закона) и расположенные ниже две спаренные скрижали Завета с начальными словами Декалога (десяти заповедей Божьих).

Между короной и скрижалями помещен Тетраграмматон (непроизносимое имя Бога). Композицию навершия завершают две круглые колонны с пламенеющими факелами.

Срединная часть алтаря – арон гаккодэш («святой ковчег») – представляет наиболее объёмный элемент и является хранилищем Сефер-Тора. Как и навершие, эта часть украшена высокохудожественной деревянной резьбой. В плане она представляет собой равнобокую трапецию, по видимым сторонам которой расположены восемь колонн. Колонны сплошь увиты плодами виноградной лозы. Семь промежутков между колоннами соответствуют дням недели; центральный из них символизирует Субботу. (Этот же принцип использован в портике Большой кенасы, где центральный из семи арочных проемов расположен напротив главного входа.) Дверцы ковчега скрывает алтарная занавесь, за которой – суровое напоминание тому, кто открывает арон гаккодэш. Наверху, между двумя центральными колоннами – интерпретацией библейских колонн Яхина и Боаза из Иерусалимского храма, – находится искусной работы вышитый золотом бархатный парохет (занавесь), подаренный евпаторийской кенасе караимом В.Б. Тонгуром.

В третьей, нижней, части алтаря резной орнамент чередуется с восемью накладными элементами, являющимися базами колонн арон гаккодэш. Эта часть содержит выдвижной стол для чтения, внутри которого имеется надпись, видимо, соответствующая дате и месту изготовления самого алтаря: «2.07.1914. Stanislav» (ныне город Ивано-Франковск, Украина).

В 2004 году в едином композиционном решении были выполнены две резные дубовые доски, установленные под окнами южной стены по обе стороны алтаря. Надпись на этих досках выполнена на библейском языке и традиционно выражает просьбу: «Яви нам, Превечный, милость Твою и спасение Твое даруй нам». Алтарные дополнения, органично вписавшиеся в храмовый интерьер, изготовлены на средства караима-евпаторийца Сергея Борисовича Синани.

Находящиеся в Малой кенасе аналойные покрывала, подсвечники, оригинальной формы серебряный семисвечник, тканевые чехлы для Сефер-Тора, а также все пергаментные свитки Торы переданы из кенасы города Галича.

Портик Большой кенасы

Из ритуальной беседки можно войти в портик – азара. Он прилегает к Большой кенасе с северной стороны и частично с восточной, выходя в Мраморный дворик. По своей конструкции портик представляет остекленный навес, опирающийся на тринадцать мраморных колонн. В старину весь потолок портика был украшен великолепным деревянным резным орнаментом, выполненным, как гласит предание, караимом Камбурчук Биньяминака.

Внутри портика вдоль колонн расположены скамьи; под ними устроены ячейки для обуви, которую прихожане оставляют при входе в храм.

В северной и восточной стенах Большой кенасы устроены два арочных входа. Их каменные порталы украшены великолепной резьбой. Элементы резного каменного декора позволяют выявить символические константы, используемые в караимской сакральной архитектуре. На порталах Большой кенасы вырезаны симметричные изображения кипарисов, цветов, фруктовых срезов, концентрических окружностей и розеток, шестиконечных звезд.

Последние, как знак единобожия, были введены в религиозную символику в XII веке караимом И. Гадаси и широко применялись в караимских кенасах, еврейских синагогах, мусульманских мечетях и церквях некоторых христианских течений. Караимское изображение шестиконечной звезды имеет специфическое начертание: соединение вертикалью верхней и нижней вершин двух треугольников означают контакт между Богом и человеком. В XX веке, когда шестиконечная звезда стала отождествляться исключительно с еврейским народом и его религией, этот знак у крымских караимов выходит из употребления.

Слева от портала северного входа расположено стилизованное изображение побега в форме восьмерки (символ цикличности бытия), а справа – рельефная розетка в виде плодового среза. Эти символы продублированы при входе в Малую кенасу при ее восстановлении в 1999 году.

По обе стороны от восточного входа приставлены две высокие мраморные плиты, украшенные двуглавыми орлами, изображениями фруктов и растений. Надписи на этих плитах – одна на русском, другая на библейском – повествуют об освобождении малочисленных караимов от рекрутской повинности императором Николаем I в 1829 году.

В 2000 году полностью были заменены несущие конструкции кровли портика и устранены деформационные сдвиги мраморных колонн. В западной части портика сооружено небольшое помещение для размещения автономной отопительной системы. Во время реставрации 2005 года восстановлен резной декор потолка, заменено мраморное покрытие пола, выполнено витражное заполнение окон.

Большая (Соборная) кенаса

Большая (Соборная) кенаса

История сохранила сведения, что первое богослужение в Большой кенасе состоялось осенью 1804 года.

Размеры Большой кенасы в плане составляют 19 на 9,1 метра. По объему она превосходит Малую кенасу в 3,5 раза и также, как последняя, ориентирована в направлении север – юг.

Особенностями своего устройства Большая кенаса является подобием храма Соломона, предполагаемая реконструкция которого помещена на карнизной росписи над центральным окном южной стены. Ниже изобра¬жения Иерусалимского храма сохранилась надпись на библейском языке:

За время безответственной эксплуатации здания Большой кенасы его переоборудовали в двухэтажное строение, помещения которого занимали различные госучреждения на протяжении многих десятилетий. К началу XXI века в интерьере Большой кенасы ничего не сохранилось, за исключением части потолочных росписей.

Помещение Большой кенасы, как и во всех караимских храмах, делится на три части: алтарь, шулхан и мошав зекеним. Балкон женского отделения устроен в два яруса, верхний из которых предназначен для детей – эзрат йеладйм.
Большая (Соборная) кенаса   По свидетельствам современников, Большая кенаса производила незабываемое впечатление «своею оригинальностью, изяществом, богатством, уютом и чистотою...». Среди тканей и ковров, украшавших Большую кенасу, было множество привезенных из ликвидированной в 1832 году одной из древнейших караимских кенас в сирийском городе Дамаске. Обилие старинных тканей, вышитых золотом и серебром, гармонично дополняли серебряные подсвечники, светильники и лампады, вызолоченные и серебряные оправы для пергаментных Кумуш-Тора (свитки Тора, деревянный футляр которых украшен серебряными накладками), резьба, лепнина и десяток превосходно выполненных люстр. Прекраснейшей из них являлась люстра XVI века, изготовленная на одной из фабрик Мурано в Венеции.

При оккупации Евпатории союзными войсками во время Крымской войны в Большой кенасе располагался арсенал турецкой армии. Эксплуатация храма в этот недолгий период не прошла бесследно: был сильно поврежден интерьер, а бомбардировка кенасы русскими войсками привела к серьезному повреждению западной стены. Память о событиях тех давних лет хранит вмонтированная в западную стену мраморная доска с ядром российского орудия.

После освобождения Евпатории и возвращения Церкви и храмы караимам благодарное караимское общество соорудило на свои средства памятник русским воинам, погибшим при штурме города 5(17) февраля 1855 года.

По окончании Крымской войны во дворе Большой кенасы были сооружены три контрфорса, поддерживающие западную стену, и проведен капитальный ремонт самого здания. Тогда же претерпела существенные изменения и конструкция алтаря. Первоначалный алтарь имел вид шатра, а арон гаккодэш, по аналогии с древними кенасами Джуфт-Кале и Иерусалима, располагался в стене.

Б.С. Ельяшевич, старший газзан Большой (Соборной) кенасы, оставил такое описание алтарной части храма: «Он [алтарь] примыкает к центру южной стены и заключается прежде всего в небольшой возвышенной и открытой площадке с двумя ступеньками спереди и двумя балюстрадами по бокам. Перед площадкой устроен в нише наподобие шкафа арон гаккодэш – святой ковчег, он же святая святых, где хранятся подаренные прихожанами в нескольких экземплярах Кумуш-Тора. Эта часть алтаря, а именно арон гаккодэш, скрыта от взоров за алтарною завесою и открывается только в особо торжественных случаях, когда положено по чину доставать Кумуш-Тора. Над алтарем в кругу сияют в золотом ореоле две скрижали завета с написанными на них десятью заповедями. Другие скрижали завета большего размера, состоящие из двух отдельных синих досок с золотыми письменами, прикреплены к стене выше первых, с двух сторон их. Они висят в промежутках, образуемых имеющимися над алтарем тремя просветами. Перед завесою висит лампада, которая называется нер тамид («постоянный светильник») и зажигается всегда во время богослужения, а на алтаре стоит духан (налой) обычно с семисвечником или двумя на отдельных подсвечниках свечами. Перед ним становится газзан (священнослужитель), когда он отправляет службу. В этом духане имеется шкафчик, в котором находится Параша-Тора. Такие же два духана, но без шкафчиков, стоят внизу перед алтарем с двух его сторон; у этих духанов размещаются газзаны, когда они не правят службы...».

Впоследствии интерьер Большой кенасы неоднократно менялся. Деревянные решетки эзрат нашим заменили остеклением, вместо дорогих персидских ковров и высокохудожественных тканевых вышивок дамасских караимок стали применять фабричные изделия.

В конце XIX века в кенасе установили скамьи, тогда же были заложены и межоконные стеновые ниши для хранения молитвенников. Впереди скамей располагались прихожане, которые желали исполнять молитвенные обряды по установившимся веками традициям.

В 2000 году начались работы по восстановлению портика Большой кенасы. По плану Госстроя Украины в 2003 – 2005 годах были выполнены работы по ремонту крыши, основным конструктивам здания и в большой степени – интерьера. Заказчиком работ по восстановлению храма выступило Министерство архитектуры и строительной политики Автономной Республики Крым, генеральным подрядчиком – ЗАО «Крымреставрация». Дубовый алтарь, восстанавливаемый по дореволюционным открыткам, выполнен евпаторийским мастером В.С. Василюком. Люстры и храмовая мебель приобретены на средства гевира (гражданского лидера) общины заслуженного работника культуры Украины С.Б. Синани, ковровые покрытия – за счет пожертвований прихожан евпаторийской общины.

Открытие Большой кенасы состоялось 9 сентября 2005 года. Специально к этому дню на средства Д. Тирияки и его сына В. Тирияки реконструировали фонтан для ритуального омовения женщин. За основу были взяты рисунки фонтана начала XIX века.

Мемориал

Мемориал

Во дворике за южной стеной Малой кенасы находится мемориал, посвященный караимам, погибшим на фронтах и в оккупации во время Второй мировой войны. На тринадцати мраморных досках выбиты фамилии 500 погибших. Только в Евпатории война унесла жизни более 180 караимов; около 120 из них были расстреляны в числе 7500 заложников Евпаторийского десанта в январе 1942 года. Открытие мемориала состоялось в день освящения Малой кенасы, а 9 мая 2004 года были установлены дополнительные плиты с фамилиями погибших.

Ежегодно в День Победы у мемориала собирается караимская община. Здесь возлагают цветы, поминают погибших.

Этнографический музей

Этнографический музей

Караимский этнографический музей, расположенный в одном из помещений бывшей религиозной школы, был открыт 10 августа 1996 года. Основой его фондов послужила коллекция предметов материальной и духовной культуры крымских караимов, собранная в течение многих десятилетий караимом из Ростова Б.Я. Кокенаем и евпаторийкой С.И. Кушуль.
Этнографический музей   В экспозициях музея представлены предметы быта, одежда, посуда, мебель, элементы ритуалитета, уникальные документы и фотографии. Среди экспонатов можно увидеть караимские молитвенники, изданные в Венеции в 1528 году, и первопечатную книгу Крыма (1734 год), оригинальные предметы Крымской войны и вышивку XVII века. Пергаментный свиток Сефер-Тора украшают серебряные доски, а костюмы жениха и невесты дополняет брачный договор 1767 года. Экспонаты музея повествуют об истории, культуре, обычаях, языке и религии крымских караимов.

Отдавая дань уважения патриотизму С.И. Кушуль, которая долгие годы заботливо хранила переданные ей предметы, ремонтировала и вела их учет, систематически пополняя уникальную коллекцию, караимы назвали музей именем этой женщины.

В 2005 году музей удостоен Диплома и Почетного знака Министерства культуры Украины в номинации «Музеи на общественных началах».

Библиотека

Рядом с музеем располагается клубная комната и библиотека «Карай битиклиги». Название это было присвоено в память о первой национальной караимской библиотеке-музее «Карай битиклиги», основанной в 1916 году в Евпатории гахамом С.М. Шапшалом. Первоначально «Карай битиклиги» находилась недалеко от комплекса караимских кенас в доме по улице Ефета, 13а. По этому же адресу располагалась и канцелярия Караимского духовного правления. В 1920 году национальная караимская библиотека была закрыта, а в 1929 году – ликвидирована. Уникальные экспонаты, среди которых были редкие инкунабулы, рукописи XII-XIII веков, старинные вышивки, древние брачные акты, переписка караимских общин, материалы по истории крымских караимов и многое другое, были перевезены в том же году в Ленинград. Материалы архива духовного правления в настоящее время хранятся в государственном архиве города Симферополя.

Фонды «Карай битиклиги» время представляют наиболее полное на Украине собрание материалов по религии, истории, языку и фольклору крымских караимов. Уникальными являются собрание караимских брачных договоров – шэтаров – и фольклорных рукописных сборников – меджума. Материалами «Карай битиклиги» уже воспользовались ученые Украины, России, Турции, США, Польши.

Историческая справка

Крымские караимы – один из самых малочисленных тюркских народов. В Крыму – на исторической родине – их проживает в настоящее время несколько сотен, а в Украине – не более тысячи человек. Во всем мире насчитывается около двух тысяч крымских караимов. Цифры современной статистики относительны, так как включают и потомков от смешанных браков. В процессе исторического развития безвозвратные миграции привели к образованию нескольких мест компактного проживания крымских караимов на территории бывшего СССР: в Червонной Руси и Литве. В крупнейших городах России и в Польше общины караимов появились в XIX веке.

Крымские караимы являются потомками тюркских племен Хазарского каганата и аборигенного населения Крыма. Формирование этноса происходило в VIII-XII веках н. э. Антропологические исследования академика В. Алексеева (1970 год) подтвердили тюркскую генетическую преемственность крымских караимов, а историческая память народа сохранила их связь с хазарами в языке, именах, фольклоре, обычаях, названиях блюд. После распада Хазарского каганата в этнической эволюции крымских караимов принимали участие такие тюркские племена и роды как Узун, Комэн, Калмук, Халач, Борю, Кара и другие. Эти этнонимы до сих пор сохранились в фамилиях крымских караимов.

Родной язык крымских караимов – караим тили – издавна привлекал внимание ученых. По основным характеристикам он относится к кыпчакским языкам, а из современных языков этой группы весьма близок к кумыкскому, карачаево-балкарскому, крымскотатарскому, то есть к языкам тех народов, которые издавна проживают на постхазарском пространстве. В предисловии к караимскому словарю, изданному академиями наук СССР, Литвы и Польши, говорится следующее: «Данные караимского языка указывают на то, что караимы последовательно входили сначала в состав таких племенных союзов как хуннский, булгаро-хазарский, узопеченежский и только позже – в кыпчакско-половецкий племенной союз с господствующим кыпчакским языком, основные черты которого караимы сохранили в современных диалектах». В лексике караимского языка сохранилось множество слов-архаизмов, утраченных в других тюркских языках. По образному сравнению польского профессора Т. Ковальского, караимский язык «подобен мухе, запечатанной в янтаре».

Практический интерес к караимскому языку был проявлен Турцией при первом президенте страны Мустафе Кемале Ататюрке. В период «очищения» от иранизмов и арабизмов в академический лексикон турецкого языка было введено 330 караимских слов – сельскохозяйственные и военные термины.

Название «караим» восходит к религиозному термину и является производным от библейского корня «кара» – «читать, призывать, взывать». Традиционный перевод слова «караим» – «люди, читающие, исследующие только Священное Писание».

Вероучение караимов – караи-мйзм – является монотеистическим. Возникнув в VIII веке, оно распространилось в Сирии, Египте, Хазарии, Византии, Испании, Иране, Крыму. В настоящее время общая численность последователей караимизма во всем мире не превышает 30 тысяч человек. В подавляющем числе это этнические арабы. Караимы-тюрки проживают в Украине, России, Литве, Польше. Небольшое количество греков, славян, евреев, исповедующих караимизм, проживает в Турции, Украине, Израиле.

Основу религиозно-нравственных принципов караимского вероучения составляют тексты книг Священного Писания Старого Завета (Пятикнижие, Пророки, Гагиографы). Целью караимизма является служение Богу и любовь к ближнему, задачей – сохранение библейской чистоты Закона. Караимы убеждены, что Закон Господа совершенен и в коррекции не нуждается, поэтому сакрализация Талмуда, Нового Завета и Корана для них нехарактерна.

Статичность религиозной традиции караимов не позволяет вносить изменения и дополнения к книгам Священного Писания. В основе этого лежат слова пророка Моисея: «Не прибавляйте к тому, что я повелеваю вам, и не убавляйте от этого, чтобы соблюдать заповеди Бога, Всесильного вашего, которые я повелеваю вам» (Втор. 4:2). Спустя двенадцать с половиной веков после оформления караимизма в самостоятельную религиозную доктрину, у его последователей нет ни одного праздника или поста, не имеющего подтверждения в Писании (посты у караимов связаны с разрушением первого Иерусалимского храма).

Молитвенному дому караимы придают значение храма, с вытекающими из Писания требованиями: ритуальная чистота, омовение, снятие обуви, изоляция женщин в определенные дни.

Порядок богослужения у караимов предусматривает участие каждого прихожанина в чтении молитв. Молитвы у караимов состоят в основном из псалмов. Тексты Священного Писания, дополняющие псалмы, хотя и не имеют молитвенного значения, но относятся к определенному дню недели и праздникам, напоминают о храмовом жертвоприношении, носят нравоучительный характер. Праздничные и субботние молитвы отличаются от будничных большей продолжительностью и множеством духовных песнопений (зёмер), сочиненных караимскими поэтами в разные времена. Порядок богослужения и чтения молитв изложен в четырех молитвенных книгах по обряду караимов.

Важным элементом религиозного восприятия караимов является чтение книг Священного Писания на языке оригинала – библейском (древнееврейском), который, по образному сравнению; православного священника Г. Павского, «Небесная Истина употребила в орудие Своего слова». Это диктуется потребностью наиболее правильного осмысления (которое затруднено при использовании переводных текстов) и более точного исполнения Божьих заповедей.

Религиозного сословия у караимов нет, духовным пастырем может стать любой мужчина, известный своим благочестием, знанием религиозных принципов и обрядности. Постижение истины заключается в самостоятельном изучении Закона. По караимскому вероучению, ни один религиозный авторитет не может «навязать» свое виденье исполнения Закона; у караимов отсутствует культ святых, нет посредников между Богом и человеком, нет отпущения грехов.

У крымских караимов есть поговорка: «Обычай – наполовину от веры». Поэтому обычай предков строго соблюдать библейскую чистоту Закона дополняют тюркские корни его носителей. В религиозном аспекте они проявляются в переводах текстов Священного Писания на родной язык крымских караимов – тюркский, в сохранении в этих переводах мощного пласта древнетюркской лексики и общетюркского термина «Тэнърй» («Бог»), в мотивах религиозных песнопений, в названиях праздников, месяцев, дней недели и календарной системы, в украшении пасхальных опресноков орнаментом, в женских именах и прочем.

В дореволюционной России караимское вероучение было признано самостоятельной религией. В паспортной графе о вероисповедании указывалось «караимское», а в советское время – национальность – караим.

Своим родовым гнездом и народной колыбелью крымские караимы считают крепость Джуфт-Кале (Чуфут-Кале) около Бахчисарая. Древнейшее из известных названий этой крепости – Кырк, Кырк-Ер. Издавна караимы проживали в Балаклаве, Мангуп-Кале, Судаке, Феодосии, Солхате (Старый Крым) и других крымских селениях. В городе Солхате, например, они имели семнадцать училищ и четыре храма, самый большой из которых мог вместить более трех тысяч молящихся.

Являясь полновластными хозяева¬ми Кырк-Ера до XIII века, при крымс¬ких ханах караимы несли охрану этой крепости и пользовались самоуправлением. Ее неприступные стены не раз служили надежным укрытием и самим ханам во времена смут и междоусобиц. Караимы заведовали чеканкой ханской монеты в крепости, на них была возложена ответственность за охрану знатных пленников Крымского ханства. Основными занятиями караимов в Крыму были военное дело, ремесла, земледелие, торговля, медицина, богословие; многие служили при ханском дворе. Караим Биньямин Ага подписывал акт о вхождении на престол Шагин-Гирея в числе двенадцати высокопоставленных вельмож Крымского ханства.

В середине XIII столетия несколько сот караимов были поселены князем Даниилом Галицким на землях Червонной Руси. В городе Галиче Ивано-Франковской области Украины караимы живут и поныне.

В конце XIV века великий литовский князь Витовт (Витаутас) вывез из Крыма в Литву вместе с татарами и 400 караимских семей. Известно, что за исключительную преданность караимов Витовт доверил им охрану своей резиденции – замка в городе Тракае (Литва). Караимский конный отряд принимал участие в Грюнвальдской битве в 1410 году в составе войск Великого княжества Литовского. Проживая более 600 лет в иноязычном окружении, караимы Литвы сохранили родной язык.

До конца XVIII века крепость Джуфт-Кале являлась крупнейшим административным, культурным и религиозным центром крымских караимов. В 1731 году караимы крепости основали первую в Крыму типографию. И поныне здесь находятся два караимских храма, жилые и хозяйственные постройки, развалины школы, монетного двора, мастерских.

Рядом с Джуфт-Кале, в живописной долине, названной по аналогии с иерусалимской Иосафатовой, расположено древнейшее кладбище караимов. Тысячи надгробий являются свидетелями многовекового проживания караимов в крепости. Высокой честью у караимов считалось быть захороненным в этом всенародном некрополе. Выдающимся людям, умершим вдали от родины, на территории кладбища устанавливались памятники-кенотафы. Особым почитанием пользуются растущие на кладбище вековые дубы. Панический страх перед их уничтожением отразился в народном названии этих библейских указателей родовых захоронений – Балта тиймёз («топор не тронет»).

После присоединения Крыма к России (1783 год) в жизни караимов происходят значительные перемены.

Национальная политика русского самодержавия создает благоприятные условия для численного роста и благосостояния небольшого народа. Караимы переселяются из древних мест проживания во вновь образованные города Крыма (Симферополь, Севастополь), а в дальнейшем мигрируют и в крупные административно-экономические регионы державы: Москву, Петербург, Киев, Одессу, Харьков, Екатеринослав, Новороссийск и другие.

Во время Крымской войны (1853-1856 годы) караимы сохранили преданность российскому престолу. Освобожденные императорским указом от службы в армии, они оказали существенную помощь русской армии финансами, продовольствием, имуществом, обмундированием, фуражом, постоем, медикаментами. Из 25 граждан Евпатории, получивших награды за оказание помощи войскам, 22 были караимами. Добровольцами в военных действиях принимали участие шестнадцать человек.

Получив доступ к высшему российскому и европейскому образованию, караимы активно интегрируются в общественно-экономическую жизнь России, среди них растет число инженеров, врачей, юристов, государственных служащих, профессиональных военных, крупных промышленников, фабрикантов, аграриев и землевладельцев. Караим Соломон Крым дважды избирался в Государственную Думу России, состоял членом Государственного Совета. Во многих городах Крыма караимы занимали должность городского главы.

На рубеже XIX-XX веков среди крымских караимов отмечается значительный социальный подъем. Строятся прекрасные здания кенас в Киеве, Харькове, Бердянске, Симферополе, Севастополе. Открываются духовные и ремесленные училища, приюты, создаются общественные фонды помощи, планируется устройство караимского поселка в Крыму Имдат-Пигйт («польза Пигита»). В XIX столетии численность караимов увеличилась в пять раз и к началу XX века достигла 14 тысяч человек.

Караимы в Евпатории

Точную дату поселения караимов в Евпатории назвать затруднительно. В настоящее время наиболее ранним свидетельством их проживания в городе являются надписи на надгробных памятниках старого караимского кладбища. Само кладбище было исследовано караимским археологом Авраамом Самуиловичем Фирковичем в 40-х годах XIX столетия, а наиболее интересные, по мнению ученого, эпитафии были опубликованы в книге «Сефер авнэ зик-карон» («Книга памятных камней»), напечатанной в городе Вильно в 1872 году. Древнейшая из ста надгробных надписей караимского кладбища датируется 1593 годом. О существовании караимской общины в Евпатории со второй половины XVII века позволяет утверждать надпись 1669 года на памятнике газзану – караимскому священнику и руководителю общины.

Исторические данные подтверждают постоянный количественный рост караимов в Евпатории на рубеже XVIII-XIX веков. По свидетельству академика П. Палласа, в Евпатории в 1793-1794 годах насчитывалось 900 домов, причем в 240 из них проживали караимы. Армянский путешественник и историк М. Бжишкян, посетивший Евпаторию в 20-х годах XIX века, писал, что в городе находится квартал караимов, составляющий 800 домов. Как видно из вышеприведенного, за 25-30 лет количество караимских домов в городе увеличилось в 2,5 раза.

Известно, что наибольшее количество караимов в XVIII веке проживало в Джуфт-Кале, поэтому можно с уверенностью предположить, что основной поток переселенцев шел из этой крепости.

Миграционные процессы привели к социально-административным переменам. В начале XIX столетия Евпатория неофициально, а в 1837 году законодательно обретает статус духовного центра караимов России. Сюда приглашаются лучшие караимские вероучителя и религиозные деятели, в городе увеличивается число школ, реконструируется Малая и строится Большая кенасы, из Кале в Евпаторию переносится резиденция главы духовного правления – гахама.

Впоследствии в Евпатории открываются караимская типография, ремесленные училища, приюты для престарелых, создаются общественные фонды, строится бесплатный детский санаторий. В 1895 году было основано Александровское караим¬ское духовное училище по подготовке священнослужителей для караимских общин России и зарубежья. В начале XX века открывается караимская на¬циональная библиотека-музей «Карай битиклигй» («Караимская библиотека»), издается печатный орган «Известия Таврического и Одесского караимского духовного правления».

Караимы играют ведущую роль в жизни Евпатории, ее становлении как одного из лучших курортов юга России. На протяжении 95 лет (1825-1920 годы), за единственным исключением, на должность городского головы избираются караимы. Особо прославился на этом поприще Семен Эзрович Дуван.

Первая мировая война, октябрьские события 1917 года, Гражданская война, большевистский террор, голод 1921 года и национальная политика советского государства привели к необратимым социальным, культурным и демографическим процессам среди караимов. Закрытие очагов религии, культуры и национального образования привело к утрате характерных черт, определяющих самобытность народа. Прогрессирующая ассимиляция и утрата родного языка ставят серьезные проблемы этнического будущего крымских караимов.

Однако и ныне, как и на протяжении двух последних столетий, центром духовной и культурной жизни всех крымских караимов остается комплекс кенас в Евпатории.